пятница, 9 марта 2012 г.

Вставка в 1Ин 5:7 и Киприан.




Дэниэл Б. Уоллейс, д-р философии.


Один друг написал мне письмо об отрывке 1 Иоанна 5:7, 8 в переводе Короля Якова. Он указал, что в своей статье об этом отрывке я не упомянул Киприана, который также его цитировал. Некоторые сторонники перевода Короля Якова утверждают, что Киприан действительно приводил мысль, которая появляется в переводе Короля Якова («Ибо три свидетельствуют на небе, Отец, Слово и Святой Дух: и сии три – суть едино. И три свидетельствуют на земле, дух, и вода, и кровь: и сии три – говорят об одном»). Возникает вопрос: цитировал ли Киприан слова из 1-го послания Иоанна, которые стали основой для формулировки идеи Троицы в 1 Иоанна 5:7?
Учитывая, что Киприан жил в ІІІ в. н.э., подтверждение такого использования формулы было бы довольно примечательным. Если это так, Киприан будет фактически самым ранним автором, который использовал вставку Иоанна (Comma Johanneum). Перед тем, как мы обратимся непосредственно к Киприану, сделаем краткий экскурс в историю вставки. Вставка появляется только в 8 рукописях, в большинстве случаев на полях, а сами рукописи датируются достаточно поздним периодом.
В своей книге Textual Commentary (2-nd ed.), после ссылок на рукописи Греческих Писаний, Мецгер говорит следующее (р. 648):
«(2) Никто из греческих отцов церкви не цитировал этот отрывок, а если бы они знали о нём, то непременно процитировали бы его в спорах о Троице (Савелий, Арий). На греческом языке этот отрывок впервые появляется в греческом переводе (латинских) Деяний Латеранского Собора в 1215 году.
(3) Отрывок отсутствует во всех рукописях самых ранних переводов (сирийский, коптский, армянский, эфиопский, арабский, славянский), за исключением латыни; также его нет: (а) в трудах на древнелатинском языке в ранней формулировке (Тертуллиан, Киприан, Августин), или в Вульгате (б) перевод Иеронима … или (в) перевод Алквина …
Самой ранней ссылкой, в которой цитировался этот стих, как часть подлинного Послания (курсив автора), является трактат Liber Apologeticus (глава 4), авторство которого приписывают испанскому еретику Присцилиану (умер ок. 385 г.) или его ученику, епископу Инстантию. Скорее всего, заметка на полях возникла, когда оригинальный текст начали понимать как символ Троицы (основываясь на упоминании Духа, воды и крови), и трактовка могла появиться сначала как заметка на полях, а позже она заняла известное место в тексте».
Таким образом, необходимо чётко определить – где подлинный текст, которым пользовался Киприан, а где – его богословские толкования. Как говорит Метцгер, в древнелатинском тексте, который использовал Киприан, нет никаких доказательств наличия заметки на полях. Однако, с другой стороны, в труде Киприана содержится доказательство, давшее начало богословской дискуссии по поводу 1 Иоанна 5:7. В своём труде De catholicae ecclesiae unitate он пишет: «Господь говорит: "Я и Отец – одно"; и снова написано об Отце и Сыне и о Святом Духе, "и сии три – одно"». Что сразу бросается в глаза, так это сделанная Киприаном интерпретация 1 Иоанна 5:7 о том, что три свидетеля относятся к Троице. Очевидно, что именно таким образом он был побуждён прочитать этот текст из-за ересей, с которыми боролся (среди ранних отцов церкви была распространённая манера делать компиляции нескольких стихов в один). Поскольку стих Иоанна 10:30 говорит об Отце и Сыне, при этом подчеркивая мысль о "единстве" (единичности, тождестве), Киприан посчитал разумным найти еще один текст, в котором в таком же ключе говорилось бы о Духе. Однако, в данном случае примечательным является то, что (а) он не цитировал этот отрывок «об Отце и Сыне и о Святом Духе», как часть текста; скорее всего, он по-своему истолковал фразу «Дух, вода и кровь»; (б) далее – так как утверждение о Троице во вставке довольно чёткое («Отец, Слово и Святой Дух»), а Киприан не цитирует его как часть текста, уже исходя из этого можно утверждать, что он не знал эту формулу. Если бы значение фразы в тексте можно было понять, как формулу, то Киприан процитировал бы её. Но Киприан не сделал этого, а это свидетельствует о том, что он применил к тексту своё тринитарское толкование, но при этом не изменил слов текста оригинала. Интересно, что Майкл Майнард, защитник Принятого Перевода и автор довольно большого труда в защиту вставки (A History of the Debate over 1 John 5:7-8 [Tempe, AZ: Comma Publications, 1995] 38), не только цитирует рассматриваемый отрывок, но также говорит о значении комментария Киприана, приводя цитату из книги Кеньйона Textual Criticism of the New Testament (London, Macmillan 1912, р. 212): «Киприан известен как человек, "который цитирует обильно и дословно"». Да, это цитата из Кеньйона, но она здесь явно неуместна, потому что Киприан процитировал из 1 Иоанна 5 главы только небольшой отрывок – «и сии три – едино», и эта фраза находится в греческом тексте независимо от того, как человек относится к вставке.
Таким образом, вполне очевидно, что Киприан интерпретирует 1 Иоанна 5:7-8 для доказательства Троицы, но вряд ли он видел этот текст как формулу Троицы. Более того, одной из величайших исторических проблем относительно подлинности вставки является её отсутствие во всех греческих рукописях на протяжении почти полутора тысяч лет. Исходя из того, что впервые она появляется на латыни около 380 г. в трудах Присциллиана (и приведена Майнардом в качестве наиболее веского доказательства), становится ясно, почему её нет в ранних текстах и в большинстве поздних копий греческих Писаний. Все исторические данные указывают на два варианта: (1) в начале этот текст был полевой заметкой, которую авторы латинской патристики, в пылу своего ревностного толкования, позже добавили в текст Священных Писаний; или (2) это был комментарий, сделанный между 250 и 350 годами на полях некоторых латинских рукописей, а потом его внёс в текст переписчик, который был неуверен – относится ли этот комментарий к Писанию или является частью самих Писаний (довольно распространённое явление среди переписчиков того времени).

1 комментарий:

  1. Любопытные детали известной истории узнал.

    ОтветитьУдалить